Деревенская проза
Владимира Владимировича Гриценко
Том 1


Оглавление

Первый том: !!!

Второй том:

Третий том:


Утро в деревне

Первые петухи еще не пропели, а солнце уже поднималось, освещая верхушки вековых елей и сосен. В этот ранний час Миша уже не спал. Ступив босыми ногами на прохладный пол, он медленно встал с кровати и направился к выходу. Щебетание птиц поднимало настроение, и хотелось ступить на еще мокрую от утренней росы траву и побежать по лугу, наслаждаясь ароматом только что распустившихся полевых цветов.

Выйдя на крыльцо, Михаил потянулся, широко расставив руки и даже привстав на цыпочки. Было ему семнадцать лет, но выглядел он моложе. Над верхней губой еще только-только появился пушок, худые руки казались очень длинными, а острые коленки торчали из-под необычно больших и широких семейных трусов. Миша осторожно шагнул на холодную землю и пошел к колодцу. Лежавшая в будке собака встретила хозяина ласковым лаем. Деревня просыпалась.

Подойдя к смородине, чтобы сорвать спелую ягоду, Михаил увидел девушку, доившую корову. Это была соседка Зина. Каждое лето она приезжала к тетке в деревню. Зинаида была постарше Миши и выглядела как настоящая деревенская женщина. Круглые бедра. Большие груди, казалось, вот-вот разорвут блузку и выкатятся, как две спелые дыни. Из-под платка виднелось несколько ярко-рыжих локонов. Легкий ветерок играл складками юбки и то и дело обнажал красивые ноги. Миша увидел, что под платьем ничего нет.

- Чего уставился? - крикнула Зинаида. - Лучше помоги ведро донести.

- И ничего я не уставился, - тихо сказал Миша и не спеша подошел к девушке.

- Ну тогда неси, да смотри не пролей, а то знаю я вас, - смеясь сказала Зина и побежала в дом.

Миша тихонько брел за Зиной и думал, какая она все-таки красивая, прямо как на картинах великих фламандских живописцев.

- Поставь ведро в сенках да заходи, попьем чайку, - прокричала Зина откуда-то из комнаты.

Робко пройдя в кухню, Миша сел за стол и налил чаю.

- А ты ничего. Мне нравишься. А я тебе? - тихо сказала Зина.

Подняв глаза, Миша выронил из рук чашку. В дверях стояла она. Сквозь легкую, тончайшего шелка рубашку Михаил увидел вздымающуюся грудь. Два красных, как помидор, соска выпирали сквозь невесомую, словно ночная пелена, ткань. Яркие, как лучи солнца, волосы спадали на слегка прикрытые плечи. Большие голубые глаза пристально смотрели на онемевшего мальчишку.

- Пойдем, я покажу тебе свою комнату, - прошептала Зина, едва шевеля алыми, как цветы мака, губами.

Проглотив застрявший в горле пряник, словно загипнотизированный, Миша пошел за девушкой, не отводя глаз от ее прекрасной попки.

- Это моя кровать. Потрогай, какая она мягкая, - сказала Зина,- а лучше приляг!

Юноша сел на кровать и стал медленно проваливаться. Михаил почувствовал, что очутился в тазу с водой.

- Дура! - крикнул Миша и бросился бежать прочь. Долго он еще слышал звонкий озорной смех, сливающийся с рокотом работающих на полях тракторов. Деревня окончательно проснулась.

Владимир Владимирович Гриценко
"За Науку", 15.12.1995


Лесная прогулка

Такой продолжительной зимы не было давно. Старожилы рассказывали, что последняя, похожая на эту зима была лет пятьдесят или семьдесят назад. Шли уже последние дни марта, а снег и не собирался таять. Ночи были по-прежнему длинные и холодные. Зима никак не хотела сдаваться, и то и дело напоминала о себе снегопадами и морозами. Но все равно жители маленькой, затерянной где-то в лесу деревушки ждали прихода настоящей весны. Ждал ее и Федор. Он знал, что скоро наступят теплые дни и снова можно будет гулять до утра с Машей, пойти на рыбалку, за ягодами или грибами. Но об этом пока можно было только мечтать. Сегодня же Федя собирался пойти к своему дедушке, живущему недалеко в лесном домике, чтобы помочь по хозяйству, скинуть снег с крыши. Одному ему идти было неохота, и он позвал с собой Марию. Девушка согласилась, она давно хотела побывать в гостях у Фединого деда, послушать интересные истории про охотников и рыболовов.

По лесу Федор и Маша шли не спеша. Под ногами скрипел снег, утренний морозный воздух был наполнен ароматом хвои, то там то тут пробегали лисы и лоси.

- Ну, вот и пришли,- сказал юноша, показывая на покосившуюся избушку.

У дедушки ребята провели весь день. Федя наколол дров, сбросил снег с крыши, поправил старый забор, Машенька навела порядок в доме, напекла пирогов. Вечером они долго пили чай с вареньем, слушая увлекательные истории, которые рассказывал дедушка. Уже совсем стемнело, когда Федя и Маша пошли домой.

Через темный лес они брели по узкой тропинке, крепко держась за руки. Маша вдруг вспомнила частые летние ночные прогулки. На одной их Федор впервые поцеловал Машу, было это после танцев. Сначала они долго стояли около калитки, ведущей в Машин огород, и смотрели друг другу в глаза. Потом медленно стали сближаться и их губы слились в поцелуе. Девушка глубоко задышала, ее грудь поднималась сантиметров на десять-пятнадцать.

Вдруг Маша заметила, что идет совсем одна, ее спутник куда-то исчез.

- Федя, где ты?- тихонько спросила испугавшаяся девушка.

- Я здесь!- раздался страшный голос где-то сзади.

Маша оглянулась и увидела страшное, обезьяноподобное существо.

- А-а-а... , помогите!- закричала девушка и бросилась бежать. Она бежала, что было сил, но чудище не отставало, хватало ее своими длинными лапами, срывая с девушки одежду.

- Я тебя съем!- рычал где-то сзади страшный зверь. Запнувшись о трухлявый пень, Маша упала в глубокий рыхлый снег. Открыв глаза, она увидела ужасное волосатое лицо, глаза этого существа были налиты кровью, с огромных клыков капала слюна.

Схватив лом, который забыли грибники еще прошлой осенью, Маша, собрав все силы, вонзила его в живот чудовища. Раздался дикий, душераздирающий крик, брызнула кровь, чудище упало в снег. Наклонившись над ним, она увидела, что это человек, переодетый в костюм лесного зверя. Осторожно сняв с него маску, Маша увидела лицо Федора.

- С первым апреля, дорога...,- прошептал умирающий юноша.

Бледная луна мерцала где-то среди верхушек деревьев, все небо было усыпано звездами. Тишину нарушали только деревенские собаки, лая где-то совсем близко. Первое апреля уже наступило.

Владимир Владимирович Гриценко, мастер деревенской прозы
"За Науку", 1.04.95
"Свободный курс", 28.03.96


Лесное озеро

(Быль)

Места у нас просто загляденье. Хвойные и смешанные леса, красивейшие луга, где есть все цветы и травы, и все это изрезано множеством маленьких и не очень речушек. Бывало, заберешься на старую пожарную каланчу, окинешь окрестности взглядом. Красота-то какая!

Ягодами, грибами, живностью всякой наши леса первые во всей округе. Иной раз бабы столько наберут грибов и ягод, что и на телеге не вывезешь. Охотники прям не нарадуются, на охоту можно без ружья ходить, зайцев, соболей и других разных зверюшек руками собирают. В реках рыбы видимо-невидимо. Идешь по берегу, а рыбы сами в мешок из реки так и запрыгивают.

Но есть у нас одно место страшное, в самом центре лесной чащи, где небольшое озеро. Туда никто не ходит - боятся.

Сказывают: в давние-давние времена утопилась с горя в этом озере молодая барыня. Из уст в уста от стариков к молодым вот уже более ста лет ходит эта история. Жил в своем стареньком, но хорошем имении барин. Оставной майор. Было ему лет шестьдесят или семьдесят, этого уже никто точно и не помнит. Жили с ним две дочери-красавицы, да обслуживающего персонала человек пять. Жили не тужили, кабы не молодой поручик Р., приехавший в соседнее именье навестить свою тетю. По приезде поручик, как водится, дал бал. Пришли на него и отставной майор с дочерьми, Татьяной и младшенькой Настенькой. Увидев молодого и красивого гусара, Настя, конечно же, в него влюбилась. Настя кружилась в танце с поручиком. Время до утра пролетело, как один миг. Шло к концу лето, сено на полях было убрано, местные крестьяне заготавливали грибы и ягоды.

Все это время, каждый день, Настя встречалась с поручиком. Это были лучшие дни в ее жизни. Она думала, что конца этому счастью не будет. Как она ошибалась!

С наступлением осени поручик поехал служить в город. Настя собиралась с ним, а он ее не взял. Узнав, что с поручиком уехала ее старшая сестра, молодая девушка побежала в лесную чащу и кинулась в озеро. После смерти младшей дочери старый барин загрустил и умер прямо в кресле перед камином. Люди стали сказывать, что молодая барыня каждую ночь выходит из глубин озера и плавает. А кто ее увидит, тот замертво и падает. Вот народ и перестал ходить к этому озеру.

Но не так давно произошел у нас очень интересный случай. Приехал как-то в нашу школу молодой учитель, Михаил Иванович. Школа у нас старенькая, учителей не хватает, да и ребята не все ходят в школу. Читать, писать научатся, да на трактор или ферму работать - помогать родителям. Учитель хотел повысить престиж образования, но как это сделать, он еще не знал.

Поселился он в старом доме недалеко от школы. Учебный год еще не начался и учитель ничего не делал, ходил в лес, на рыбалку. Выйдя как-то на рассвете из дома, Михаил Иванович направился в сторону леса - погулять, пособирать ягод.

- Доброго тебе здоровья, мил человек,- сказала встретившаяся ему на окраине леса бабушка.

- Доброе утро, бабушка,- ответил учитель.

Солнце было уже совсем высоко, когда Михаил Иванович вышел к лесному озеру. Об утопленнице он ничего не знал. Расположившись на берегу, учитель решил поймать рыбки и сварить ухи. День подходил к концу, солнце медленно садилось за большие деревья. Темнело. Дым от костра приятно щекотал в носу. В воздухе пахло хвоей и тиной. Яркие звезды усыпали темное небо. Где-то в лесной чаще ухнул Леший. Вспорхнула испуганная птица. Михаил Иванович сидел на берегу, опустив ноги в теплую воду и смотрел вдаль.

Вдруг подул холодный ветер, в центре озера забурлила вода и из самой глубины медленно стала появляться девушка. Учитель не поверил своим глазам. Русалка не спеша подплывала к берегу. Легкий морозец пробежал по телу Михаила Ивановича. Совсем рядом, перед ним из воды вышла молодая обнаженная девушка. Золотистые волосы спадали на мраморные плечи, слегка прикрывая небольшие груди. Она была стройна, юна и красива. Какая-то неведомая сила манила Михаила Ивановича к ней. Ему хотелось подойти и обнять русалку.

- Пойдем со мной,- прошептала девушка. Михаил Иванович не мог ничего ответить, он встал и подошел к красавице. Руками он обнял ее тонкий стан и его губы коснулись губ девушки.

- Целуй, целуй меня,- молвила русалка.

Учитель гладил своими крепкими руками ее нежное дело, целовал губы, шею, плечи, тугую грудь. Потом они долго плавали по озеру, рассекая своими телами теплую воду.

Больше учителя в деревне не видели. Стали поговаривать, что так и живет на озере и каждую ночь встречается с русалкой. А деревенские жители по-прежнему не ходят на это лесное озеро. Боятся.

В.Гриценко, мастер деревенской прозы
"За Науку", 1.06.95


Чудо-машина

Шел к исходу уже четвертый день, как Михалыч лежал под трактором. Что случилось, никто не понимал. Все узлы и детали были на месте, он проверил на сто раз, а машина не хотела заводиться. Регулярно, два раза в день, жена его Катя приносила ему еду. Дети стали забывать, как выглядит их отец. Деревенские мужики изредка заглядывали в гараж, видели, как мучается Михалыч, но ничем помочь не могли. Ведь к своему трактору Петр Михайлович никого не подпускал.

Он его получил еще в далекие шестидесятые. Всей деревней тогда собирали металлолом на постройку новенького красавца-трактора. И вот настал тот долгожданный день. Сегодня должны были привезти трактор. Все жители деревни собрались на залитой солнцем центральной площади. На телеграфных столбах развивались красные флаги, транспаранты. На небольшой трибуне стояли руководители колхоза, представители района и еще совсемм молодой Петр Михайлович. Как он волновался! Еще бы: на глазах всей деревни он сядет за рычаги чудо-машины. А вдруг что случилось в дороге, а вдруг не заведется?

- Едут, едут! - дружно закричали деревенские мальчишки, сидящие на высоких деревьях. К площади подъезжал огромный грузовик. Когда осела дорожная пыль, все увидели стоящий на платформе, сияющий на солнце новенький трактор. Это был трактор, построенный из металла, собранного всей деревней, это был их трактор.

Председатель сказал речь, выступили представители района, а также человек в кепке, приехавший вместе с трактором. Местные мальчишки и девчонки-пионеры вручили всем выступавшим цветы, повязали красные галстуки. И вот наступил самый волнующий момент. Председатель колхоза вручил Петру символический ключ от трактора. Трясясь от волнения, Петя сел в удобное мягкое кресло, положил дрожащие руки на рычаги трактора. Зарычавший, словно вырвавшийся на волю зверь, мотор нарушил тишину. В воздух полетели фуражки, платки, букеты цветов, все захлопали, закричали "ура". Грохоча и лязгая гусеницами, трактор, будто красавец лебедь, съехал на землю с платформы.

Люди бросали на трактор цветы, разноцветные ленточки. Мальчишки пытались запрыгнуть на ходу. Петру казалось, что крылья вырастают у него за спиной. Юноша представил, как он будет бороздить поля, пахать, боронить, таскать большие спиленные деревья. Сколько предстояло дел! Петя готов был свернуть горы, лишь бы не расставаться с новым трактором.

Когда он проезжал на тракторе по деревне, все девчонки замирали и думали только о нем, о Петруше. Как он был красив!

Вечером Петя на тракторе любил ездить к реке, полюбоваться закатом, покидать с обрыва камушки. Там он и встретил первый раз Катю.

Она стояла на берегу и смотрела куда-то вдаль. Легкий ветерок развевал ситцевое платье, обнажая красивые ноги. Волосы цвета спелой ржи блестели в лучах заходящего солнца. Петр молча стоял и любовался девушкой. Такой красоты он еще не видел.

- Подходи ближе, отсюда лучше видно реку,- неожиданно сказала Катя. Голос ее был похож на журчание весеннего ручейка, на щебетанье птиц.

Петя подошел и встал рядом, их руки соприкоснулись. Так в тишине, смотря на реку, они простояли до утра. После этого они встречались каждый день. Теперь он любил не только свой трактор, но и Екатерину. Так с ними двумя ему и предстояло прошагать по жизни. Вспахать не одну тысячу гектаров земли, построить дом, вырастить детей. Но сколько трудностей поджидает его на этом жизненном пути, он еще не знал.

Владимир Гриценко, писатель-деревенщик
"За Науку", 16.06.95


Иволга

Деревушка наша хоть и маленькая, но зато известная. А все из-за чего? Да из-за того, что разводят у нас свиней, да таких хороших, что просто загляденье. Как-то раз к нам даже иностранцы приезжали, ходили по свиноферме, что-то в книжечки записывали и говорили как-то смешно, не по-нашему. Потом уехали. Много всякого разного народу на нашей ферме перебывало. Свиньи уж больно у нас хорошие. Работал на этой ферме и Иван, молодой парень, лет 23-25 от роду. Сам из себя видный: высок ростом, широк в плечах. Работал бы себе и работал, кабы не случилась с ним одна история. Ну да обо всем по порядку.

Построили у нас в деревне новую больницу. Старая-то совсем пришла в негодность. Да и врач, старый дед Михалыч, давал всем одно и то же лекарство. А тут новая больница. Большая, каменная, со множеством кабинетов. Михалыча отправили на пенсию, а на его место приехали новые врачи. Хирург, терапевт, зубной врач и другие. Ну, наши, деревенские, сразу зачастили в больницу. Посмотреть врачей, кабинеты, инструменты там всякие разные.

Случилось как-то заболеть и Ивану. Сроду никогда не болел, а тут так скрутило, что не приведи Господи. В животе кололо, резало и давило одновременно. Что делать, он не знал. День пролежал дома - не помогло. Бабка дала ему какое-то снадобье - все по-старому. Вот и решил Иван пойти в новую больницу. Авось, там помогут, вылечат.

Выйдя из дому чуть свет, Иван шел еще по пустым деревенским улицам. Иногда то там, то тут лаяли собаки, мычали еще недоенные коровы.

- Куда так рано-то, Вань? - спросила бабка Пелагеиха.

- Лечиться. Совсем окаянная болезнь достала, хоть помирай, - буркнул в ответ Иван.

Дойдя до больницы, он постоял на крыльце, покурил и вошел в светлое больничное здание. Иван остановился перед кабинетом с табличкой "Терапевт", поправил на шее галстук и постучал в дверь.

- Войдите! - послышался тихий голос за дверью.

Иван потихоньку отворил в дверь и вошел в кабинет. В кабинете было светло, красиво и все какое-то белое. У стены стояли кушетка и ширма, в углу был умывальник, имелось несколько стеклянных шкафов с разными инструментами. Около большого окна стоял стол, за ним сидела женщина-врач.

- Проходите, садитесь, что вас беспокоит? - спросила она.

- Живот, сильно уж болит, проклятый, - тихо ответил Иван.

- Ничего, вылечим. Снимайте рубашку, ложитесь на кушетку, - сказала доктор.

Бедняга разделся до пояса и лег на холодную кушетку.

- Ну что, где наш живот? - спросила врач, нехорошо улыбаясь. - Здесь болит? А здесь? - вопрошала она, трогая своими теплыми руками Bанин живот.

- Болит, везде болит, - отвечал пациент.

- Все ясно! Надо ставить клизму, - сказала докторша и пошла в угол кабинета, где лежали разные инструменты. От этих слов Ване стало дурно, ему казалось, что на миг он даже потерял сознание.

- Снимайте штаны и ложитесь на правый бок, лицом к стене, - слышалось из-за ширмы.

Иван обреченно спустил штаны до колен и повернулся на правый бок, как велела докторша.

- Расслабьтесь, это совсем не больно. Согните немного ноги и медленно выдыхайте, - попросила врач.

Иван почувствовал, как в задний проход ему что-то вставили холодное, металлическое. И в него стало что-то медленно втекать. Повернуться и посмотреть он боялся - от страха даже зажмурился. Сколько он так лежал, Иван не помнил. Ему казалось, что целую вечность.

- Ну, вот и все, одевайтесь, - услышал Иван.

Одев штаны, он почувствовал, что внутри все бурлит и вот-вот вырвется наружу.

- Доктор, я могу идти? - промолвил Иван.

- Да, конечно, по коридору - вторая дверь направо, - сказала доктор.

Ваня пулей вылетел из кабинета. Часа через два он радостный шел по деревне, напевая веселую песенку. Все вокруг ему казалось необычайно красивым. Он слушал, как поет иволга и где-то на полях мычат коровы. Он спешил на работу к своим родным свиньям. С новыми силами он был готов взяться за дело.

В.В.Гриценко, мастер деревенской прозы
"За Науку", 7.09.95


Ночное приключение

Большое красное солнце садилось за верхушки деревьев. То там, то тут зажигались окна домов. Сумерки сгущались, и на деревню опускалась прохладная осенняя ночь. Как-то особенно красиво у нас в деревне именно в это время. Солнце красными уходящими лучами едва касается голубого озера, последний раз бросает взгляд на поля и ложится спать за большие деревья, которые кажутся огромной черной стеной.

Уже совсем стемнело, небо было сплошь усыпано яркими звездами, когда в доме Сидоровых садились пить чай. Варвара Степановна поставила на стол большой самовар, белый в синий горошек чайник с ароматным свежезаваренным чаем, мед, варенья разные, свежие, только что вынутые из печи булочки. Все, большой семьей, сели за стол. Чай пили - кто из чашечек, кто по-старинке, из блюдца. Булочки макали в мед и варенье. Как водится, разговаривали разговоры.

- Завтра нужно встать пораньше. Слышь, Лешка?! - сказал Серафим Иванович, обращаясь к старшему сыну. - Чуть рассветет, в город поедем по делам.

- Хорошо, поедем,- ответил Алексей, наливая очередной стакан чая. Через некоторое время все уже лежали в своих теплых кроватях и спокойно засыпали.

Ветерок шелестел листьями деревьев. Где-то далеко лаяли собаки. В печи потихоньку потрескивали дровишки. Алешке не спалось, он ворочался с боку на бок. Живот был полон от чая.

- Зря я столько чаю выпил,- проскрипел Алексей, поднимаясь с кровати.- Пойду во двор, а то до утра не засну.

Ступив босыми ногами в сапоги и накинув фуфайку, он вышел из дому. Ветер усиливался. По темному ночному небу плыли тучи, закрывая яркие звезды и луну.

- Как быстро осенью меняется погода, наверное, дождь будет скоро,- тихо сказал Алешка, подходя к туалету. Вдруг где-то далеко над лесом он увидел свет и столб дыма.

- Поди ребята чего затевают, схожу посмотрю, подумал он. Воротясь в избу, Алешка быстро оделся. Минут через пять он уже бежал по лесу в ту сторону, где еще совсем недавно видел загадочный свет. Тучи уже заволокли все небо, и первые капли холодного дождя упали на его лицо. Сильный ветер раскачивал деревья. Вековые сосны устрашающе скрипели. Лес казался каким-то страшным, незнакомым. Алеша то и дело цеплялся за ветки, больно хлеставшие его по лицу. Он проваливался в ямы, тщетно пытаясь отыскать дорогу в темноте. Вдруг он вышел на маленькую полянку, где стояла избушка. Из окон падал тусклый свет, входили и выходили какие-то темные фигуры. Из трубы валил дым и вылетали искры. Незаметно подойдя к домику, он заглянул в окно. Сердце Алексея замерло...

На некоторое время он даже зажмурился от страха. Посреди маленькой комнаты стоял большой деревянный стол. На нем лежала обнаженная девушка. Волосы ее были распущены, руки и ноги раздвинуты в стороны. Грудь высоко поднималась. Девушка тужилась вырваться, но толстые веревки крепко держали ее. На всем теле были какие-то круги, линии, квадраты, нарисованные кровью. Вокруг стола ходили шесть или семь человек в длинных серых халатах с накинутыми на головы капюшонами. Лиц не было видно. Вся маленькая комната была наполнена дымом. Одна из фигур подошла к окну. Алексей едва успел спрятаться.

- Не заметили, - прошептал он.

Дождь лил, как из ведра, барабаня по крыше избушки. Алешка снова заглянул в окно. Фигуры замерли. У одного в руке блеснул огромный нож. Девушка, это юное прекрасное создание, от страха потеряла сознание. Еще несколько секунд - и острый нож, как в сливочное масло, войдет в ее тело.

- Надо ее спасти, - сказал юноша, нащупывая в темноте большую палку. Со страшным криком он ворвался вовнутрь и что есть силы два раза махнул палкой. Захрустели кости, раздался грохот падающих тел. Все лежали на полу, корчась от боли. Быстро перерезав веревки, Алексей схватил обнаженную девушку и выбежал на улицу. Он помчался в сторону, как ему казалось, деревни. Останавливаться было нельзя, сзади слышались топот и крики. За ними гнались. Запнувшись о какой-то пень, беглецы упали и очутились в большой яме.

- Переждем здесь, авось не заметят, - шепотом сказал Алексей, напяливая на спасенную свою мокрую телогрейку. Девушка дрожала и стучала зубами. Смерть была рядом. Где-то над головами укрывшихся в яме беглецов хрустнула ветка. Алексей зажмурился и сильнее прижал к себе девушку. Он почувствовал, как что-то теплое, даже горячее потекло по его ногам...

Открыв глаза, он увидел свет. Осмотревшись, Алексей понял, что лежит дома в своей почему-то мокрой постели.

Было раннее-раннее утро, и Варвара Степановна уже хлопотала по хозяйству, собирая мужа и сына в дальнюю дорогу.

- Так это был лишь сон!- подумал юноша, вставая с кровати. - Не буду больше пить столько чаю перед сном, - пробурчал Алешка, ежась от холода.

По крыше стучал мелкий дождик. Ветер обрывал листья с деревьев. Хмурое осеннее небо низко висело под землей, едва не касаясь сосен. Светало.

В.В.Гриценко, классик деревенской прозы
"За Науку", 2.11.95


Читай также второй и третий тома Владимира Владимировича.
TopList


Навигация по ДУБОВЫМ страницам:

Домашняя 
страница Дубовой рощи No 6/17 ХО Ж-FILES (дубовые материалы) ДР: Памятка для юношества Картинная галерея Дубовой рощи Условные знаки Книга 
жалоб и предложений