Деревенская проза
Владимира Владимировича Гриценко
Том 2


Оглавление

Первый том:

Второй том: !!!

Третий том:


Следы на снегу

Люблю я зиму. Да и как не любить это время года. Мягкий пушистый снег покрывает всю землю, как будто теплое пуховое одеяло. Реки прочно скованы толстым льдом. Кажется, что все спит. Выйдешь на улицу, глянешь на село. Вдохнешь свежий воздух. От мороза приятно пощипывает в носу. Крикнешь, бывало:

- Э-э-э-э-эй!- и долгое эхо вторит тебе, теряясь в темном лесу.

Выйдешь за деревню, а там следов на снегу видимо-невидимо. Там тебе волчьи или лисьи, а вот косой пробежал. Встречаются и покрупней. Лосиные, например, или медвежьи.

С медведем зимой лучше не встречаться. Много от него вреда зимой. Был у нас случай один. Повадился один медведь в коровник лазить да коров таскать. Регулярно, раз в неделю. То корову дойную утащит, то молодую телочку. А сторож знай себе спит: напьется с вечера и не слышит, как коровы перепуганные орут.

Бабы утром на дойку приходят, глядь, а коровы-то какой-нибудь и нету. Только кровавые следы на белом снегу.

Как-то раз услышал-таки сторож, что коровы замычали, схватил ружье и выбежал из сторожки на улицу. Смотрит, а медведь в коровник через окно лезет. Побежал было к нему сторож, но проволился в глубокий снег, упал, а ружье возьми да и выстрели прям в живот сторожу.

На выстрел сбежались люди, сторожа, конечно, в районную больницу повезли, а про медведя-то и забыли. Он потихоньку вылез да и в лес лыжи навострил.

Назначили нового сторожа. Молодого и сильного парня. Но поставили перед ним одно условие: изловить проклятущего зверя. Сам председатель ему сказал так:

- Ты, Иван, мне этого медведя предоставь или живым, или мертвым. А то мы с ним, понимаешь ли, план по мясу и молоку не выполним.

Иван за дело взялся серьезно. Расставил капканы вокруг фермы, наделал разных ловушек. Но медведь хитрый попался: обойдет все ловушки и капканы, проберется к забору и смотрит, как Иван с ружьем вокруг коровника ходит. Коровы учуют зверя, замычат, тогда медведь опять в лес бежит.

Так он неделю ходил, оголодал совсем и решил на свой страх и риск залезть в коровник. Перелез через забор и, осторожно ступая по снегу, стал пробираться к коровнику. Иван в это время лежал в засаде и ждал, когда медведь подойдет поближе, чтобы попасть сразу.

Медведь остановился, принюхался: нет ли людей. Постояв немного, он двинулся дальше. Бабах! Выстрел разорвал тишину. Пуля попала точно в висок.

- Меткий выстрел! - сказал председатель, пожимая руку Ивану.

А примерно через месяц, ближе к весне, Иван женился. Девку в жены взял добрую, работящую. На свадьбе, как у нас водится, гуляла вся деревня. Шкуру этого медведя подарили молодым. Постелили они ее в спальне перед кроватью.

Иван и по сей день работает на ферме сторожем. Но никто больше коров не тревожит.

В.В.Гриценко, классик деревенской прозы
"Экологический листок", декабрь 95


ЛЮБОВЬ ФЕДОРА К ЗИНАИДЕ

Календарная весна уже наступила, но злая старуха зима не хотела уступать. По утрам еще стояли морозы, иногда мели метели. А днем чувствовалось приближение весны. Уже совсем по-весеннему припекало солнышко, грелись в лучах солнца воробьи и вороны. Хозяйки днем не надолго выпускали кур и уток на улицу. Еще пару недель и наш деревенский пейзаж будет похож на всем известную картину Левитана.

В начале марта есть прекрасный праздник. Все его отмечают семьями. Мужчины дарят подарки сестрам, подругам, женам, матерям.

За день до этого все отмечают праздник в рабочих коллективах. Так было и в этот раз.

Дружный, сплоченный коллектив фермы вечером собрался за круглым столом с поздравительной речью выступил главный зоотехник. Все веселились. Больше все веселилась зам. начальника фермы Зинаида Петровна. Совсем недавно она была еще рядовой дояркой. Но ударный труд и любовь к своей работе позволили добиться ей таких успехов.

Веселье было в полном разгаре. Только один человек, Федор, сидел хмурым и угрюмым. Не отводя глаз он смотрел на Зинаиду. Он уже давно был в нее влюблен. От того, что она стала начальницей, он не стал любить ее меньше. Наоборот, чувства переполняли его. Вечером все расходились по домам. Федор остался на ночь на ферме, было его дежурство.

Уходя Зинаида Петровна сказала, что утром придет проверить.

Огромное красное солнце медленно поднималось над темным лесом. Блестел белый снег. Над крышами домов струился белый снег.

Зинаида подошла к ферме. Она еще не знала, что Федор, которого она не жаловала своим вниманием, приготовил ей сюрприз. Когда дверь отворилась, Зинаида Петровна замерла от удивления. Ферма была в праздничном убранстве. На шее каждой коровы повязан бант и колокольчик. На полу на свежей подстилке всюду были разбросаны свежие цветы. Благоухание цветов смешиваясь с запахом навоза, наполняло коровник приятным ароматом весны. Вдали в конце коридора стоял Федор. Тусклые лампы едва освещали его лицо. Он медленно двигался к ней, стараясь не наступать на цветы. Подойдя к Зинаиде Петровне, он протянул ей огромный красный тюльпан.

- С праздником, Зина, - тихо сказал Федя. Первый раз он назвал ее просто по имени.

- С-с-спасибо, - задыхаясь от удивления ответила Зина.

Так под веселое мычание коров и праздничный перезвон колокольчиков они простояли до вечера, глядя друг другу в глаза. Между ними зарождалось новое, высокое чувство, такое же красивое, как Весна.

Владимир ГРИЦЕНКО, молодой писатель-деревенщик.
"Свободный курс", 7.03.96


Один день из жизни Дениса Ивановича

Денис Иванович проснулся, как обычно, в начале седьмого. Жена уже хлопотала по хозяйству. На столе стояли только что испеченные плюшки, свежее молоко. Утром Денис Иванович всегда пил молоко. Позавтракав, он отправился на работу. А работал он конюхом. С самого утра у Дениса Ивановича было хорошее настроение, все у него получалось и спорилось. Идя до работы через всю деревню, он слушал щебетание птиц, кряканье уток, кудахтанье кур, и настроение у него еще больше поднималось. От радости он даже напевал какую-то песенку.

- Здорово, Кузмич! - сказал Денис Иванович, входя на конюшню.

- Здорово, коли не шутишь, - ответил Кузмич.

- Как дела? - продолжал Денис Иванович.

- Да все в порядке. Жеребцы и кобылы живы-здоровы. Да! Сейчас председатель придет, - сказал в ответ Кузмич.

Но этого Денис Иванович уже не слышал. Он уже был у своего любимого жеребца Олимпа. Олимп был победителем многих областных выставок. А был этот жеребец Денису Ивановичу, ну, как сын родной, потому что растил его Иваныч с самого рождения.

Минут через сорок на конюшню пришел председатель.

- Ну, Денис Иванович, здорово! Спасибо тебе за жеребца. Порадовал, - начал председатель.

- Да что я-то, кобыле спасибо,- тихо сказал Денис Иванович.

- Ну как что. Нам за твоего Олимпа Красное Знамя вручили. И на правлении мы единогласно решили объявить тебе благодарность, выписать премию. Да, я слышал, ты собрался дома крышу перекрыть, так с шифером поможем, - сказал председатель.

- Спасибо, товарищ председатель, - пробормотал Денис Иванович.

- Ну ладно, мне некогда, пора на ферму, - произнес председатель и быстро ушел.

Придя домой пообедать, Денис Иванович увидел, что во дворе лежит шифер.

- Жена! Когда шифер привезли? - спросил Денис Иванович.

- Да только что. Мужики сказали, что председатель лично распорядился насчет шифера, - ответила жена. - И еще! Письмо пришло от детей из города. Пишут, что на выходные приедут, - продолжала она.

- Это хорошо. Крышу вместе перекроем, на рыбалку сходим, - сказал Денис Иванович, радостно потирая руки.

Идя обратно на работу, по дороге встретился сосед и отдал когда-то давно занятые пятьдесят рублей. "Какой хороший сегодня день, - думал Денис Иванович. - Надо бы бутылочку купить".

Ближе к вечеру на конюшню привезли свежее сено, комбикорм, овес. Завезли лес, чтобы построить новый загон.

Начинало темнеть. Денис Иванович засобирался домой. Пришел сторож. Попрощавшись со сторожем, Денис Иванович направился к выходу. Подходя к двери, он споткнулся о лежавшие на земле грабли и упал на торчащий из снопа железный штырь. Штырь пронзил Дениса Ивановича насквозь, пройдя через сердце.

Хоронили Дениса Ивановича всей деревней, как полагается, со всеми почестями.

Владимир ГРИЦЕНКО

P.S.: Иногда автору бывает очень тяжело расставаться с героями своих произведений. На такой случай в черновиках настоящего писателя всегда найдется другой вариант концовки.

Начинало темнеть. Денис Иванович засобирался домой. Пришел сторож. Попрощавщись со сторожем, Денис Иванович направился к выходу. Уже совсем стемнело, во всех домах зажглись огни. Денис Иванович радостный возвращался домой. Дома его ждали жена и горячий ужин. Денис Иванович был чрезвычайно счастлив в этот прекрасно прожитый день.

Владимир ГРИЦЕНКО
"За Науку", 26.12.96


До скорого!

- Михаил Петрович. Ты ли это? Проходи, проходи.

- Здорово, Иван Анатольевич.

- Давненько, давненько ты у меня не был. Заходи, чаю попьем, поговорим.

- Да, поговорить бы надо. Пришел я вот к тебе за советом. Поделиться хочу с тобой, друг мой, Иван Анатольевич, своими бедами.

- Что же, завсегда рад помочь. Ты же мне друг, Петрович. Только рассказывай все по порядку.

- Ой, плохо, Ваня. Гибнет наш колхоз.

- Как гибнет? Постой, вы же всегда в передовых ходили. И наше хозяйство не раз по всем показателям обходили. Я помню, бывало, как ваш колхоз на районных совещаниях хвалили и нам в пример ставили. А овцеводческое хозяйство какое у вас! Да ваши овцы на всю страну гремели!

- Вот насчет этих овец я и хочу поговорить. Все началось с того, что на наш овин пришел новый начальник. Его откуда-то из района прислали. Фамилия его... Чукчанский... или Чукчинский... Запамятовал!

- Он что, чукча, что-ли?

- А бес его знает, вроде не похож...

- Что-то не слышал про такого.

- Значит, еще услышишь. С его-то приходом и начало хиреть наше овцеводство. Он нет, чтобы укреплять и развивать хозяйство, взращивать да вскармливать овец по научной методе, стал затеивать какие-то фантастические прожекты. Теперь наш овин называется Союз не то овцеводов, не то овцепасов. А главное, придумал лозунг: "Каждой овце - по отдельному овину со всеми удобствами!" И пока он с этим лозунгом носится, овцы сидят на подножном корму. На глазах хиреют... Одним словом, все рушится: поголовье падает, кормов нет, план не выполняем... А этот... Чукчинский себе кабинет перестроил. Телефон провел, который раньше общий в конторе был. Теперь все время занято - ни мы позвонить не можем, ни нам. А с председательского телефона много не назвонишься.

- Да, плохи ваши дела. А что же ваш председатель, правление?

- Мы обращались в инстанции. Начальство говорит, что, мол, еще мало времени прошло, что еще все наладится. Надо, мол, еще подождать. Одним словом, потерпите, мол. И Чукчанский этот на собрании выступил. Нас же, колхозников, во всем и обвинил. Будто мы в падеже скота. Но ждать мы уже не можем больше. Нету сил. Мы и в район обращались. Оттуда то же самое. Разберемся - не ваше это дело. Работайте, мол.

- Да, плохи у вас дела, Петрович. Вот что, родилась у меня кой-какая мыслишка. Ты езжай к себе домой, поздно уже. Я распоряжусь - тебя отвезут. И жди меня после нового года. Увидишь, все у нас получится. А пока - с наступающим. И до скорого!

Владимир В. Гриценко, классик деревенской прозы
"За Науку", 10.01.97

P.S. автора: все имена персонажей рассказа вымышлены, все возможные совпадения следует считать досадной случайностью.

Пропавшая экспедиция

Вот моя деревня. А вон там видна крыша моего родного дома. А с этой горки, на которой я сейчас стою, мы любили кататься на санках. А еще нашу деревню называют поющей. У нас все от мала до велика поют. Косят - поют, пашут - поют, доют - поют. Поет вся деревня с утра до вечера. Поэтому жизнь у нас веселая, да и урожаи и надои лучшие в районе. Есть у нас и клуб, а при клубе два хора и ВИА. Раньше к нам каждое лето студенты приезжали, старые песни записывали, но после одного случая ездить перестали.

Как-то летом приехала к нам экспедиция за песнями. Собрали старших бабушек, поспрашивали, попели с ними, ну все как обычно. Было их человек семь или восемь - сейчас никто вспомнить-то и не может. Дней четыре или пять прожили они в нашей деревне и собирались уже уезжать, но решили записать еще несколько сказок, старых легенд. Директор клуба им говорит:

- Идите в лес, там у нас колдунья живет, она вам много чего расскажет.

Студенты обрадовались, быстро собрали свои вещи и пошли в лес. Долги ли они шли или нет, никто не знает, но дошли они до избушки. В маленькой избушке, стоящей на опушке, никого не было. "Зря шли",- подумали молодые люди и засобирались назад, как вдруг услышали собачий лай. Через минуту в избушку зашла старушка, рядом со старушкой стояла большая лохматая собака.

- Вы кто такие, зачем пришли? - строго спросила старушка.

- Мы, мы, - наперебой ответили студенты, - мы к вам из деревни за сказками, обычаями.

- Утром поговорим, - сказала старушка и ушла.

Всю ночь студенты не сомкнули глаз. Они так и не смогли уснуть, потому что слышали какие-то страшные звуки, голоса. Предметы, находящиеся в доме, в темноте казались какими-то страшными. Через маленькое окошко пробивался слабый лунный свет. В печке потрескивали дрова.

Стало рассветать. С первыми лучами дверь отварилась и в дом зашла старушка.

- Ну, зачем, говорите, пришли? - строго спросила хозяйка.

- Расскажите нам какие-нибудь сказки, легенды, покажите какие-нибудь колдовства, - закричали студенты и стали доставать ручки, листки бумаги, диктофоны. Защелкали вспышки фотоаппаратов. Но тут старушка как-то сразу нахмурилась, стала в печь бросать какие-то дрова. Весь домик наполнился едким дымом. Когда дым рассеялся, никого кроме старухи и ее собаки не было.

Грибники рассказывали, что недалеко от дома этой колдуньи по опушке появились странные каменные фигуры. После этого случая к нам студенты не знают, даже на уборку картошки, а песни поем по-прежнему, даже еще лучше.

В.В.Гриценко, классик деревенской прозы
"За Науку", 01.04.97


Наука в деревне

Теплый майский день. Солнце печет даже как-то по-летнему. Суббота. Все занимаются своими делами. Женщины хлопочут по хозяйству, копошатся на огородах, занимаются скотиной. Мужчины готовятся идти в баню.

Иван Петрович любил субботу. По субботам со своим старым школьным другом Иван Петрович парился в бане. Парились они по очереди: одну субботу у Петра Ивановича, другую - у Ивана Петровича. После бани они обычно подолгу сидели за столом, немножко выпивали, вели беседы. Сегодня как раз была очередь париться у Петра Ивановича. Перейдя через улицу, Иван Петрович оказался около дома своего друга.

- Хозяева! Есть кто дома?- крикнул Иван Петрович. Не дожидаясь ответа, он отворил калитку и прошел во двор. Первым навстречу выбежал пес Яшка, он приветствовал гостя веселым лаем. На крыльце появился хозяин:

- А, Вань, это ты. Проходи. Уже почти все готово.

Через несколько минут мужики уже парились в бане. Они поочередно хлестали друг друга веником, с криками выбегали, чтобы окунуться в бочку с холодной водой.

Солнце клонилось к закату. В доме Петра Ивановича за столом сидели двое - сам Петр Иванович и его друг Иван Петрович. На столе стояла рассыпчатая вареная картошка, соленые огурчики, капуста, грибочки, свежая редиска, лучок. Петр Иванович налил самогонки.

- Давай, Ваня, выпьем за образование и науку,- начал он.- И за связь города с деревней через эту самую науку.

- Это, Петя, ты хватил. Где мы, а где наука!- начал возражать Иван.- И какая такая связь? Ты про то, как к нам студенты осенью на картошку приезжают, что ли?

- Да не,- удивился непонятливости друга Петр Иванович.- Я про то, что наука нам помогает увеличивать надои и урожаи, а мы у них вроде лаборатории. Понял?

- А как же наши предки обходились без этой науки?- спросил Иван Петрович.

- Наши предки? Наши предки знали самую главную науку. Они понимали природу, знали все ее законы. Но мы ведь, Ваня, с наукой не только полем да коровником связаны. Ты посмотри, сколько деревня сохранила старых песен, легенд, обрядов. Все это - наша история. Так что этим ученым с нами работать еще и работать.

Уже совсем стало темно. По деревне ходила молодежь, были слышны гармошки, веселые, задорные песни. Старые друзья Петр Иванович и Иван Петрович все еще сидели за столом и спорили о науке и деревне.

Владимир Гриценко, классик деревенской прозы
"За Науку", 29.05.97


Читай также первый и третий тома Владимира Владимировича.
TopList


Навигация по ДУБОВЫМ страницам:

Домашняя 
страница Дубовой рощи No 6/17 ХО Ж-FILES (дубовые материалы) ДР: Памятка для юношества Картинная галерея Дубовой рощи Условные знаки Книга 
жалоб и предложений